Россия готовит закон об отказе исполнять решения ЕСПЧ. Что это изменит?

В Госдуму внесен законопроект об отказе России исполнять решения Европейского суда по правам человека, вынесенные после 16 марта 2022 года — даты исключения страны из Совета Европы в связи с войной в Украине.

Компенсации заявителям, выигравшим дела в Страсбурге до этой даты, предлагается выплачивать до 1 января 2023 года. Это прямо противоречит Конвенции по защите прав человека и решениям Совета Европы — они обязывают Россию исполнить все решения ЕСПЧ о нарушениях прав заявителей, совершенных до 16 сентября 2022 года.

Узаконить «развод» с ЕСПЧ предложили 16 мая четыре «единоросса» — это депутат Госдумы Павел Крашенинников, сенатор Андрей Клишас и его заместитель Владимир Полетаев — руководители ключевых комитетов по законодательству обеих палат парламента, а также полпред Госдумы в Верховном суде Даниил Бессарабов.

Главная новость — законопроект предусматривает предельную дату принятия ЕСПЧ решений, которые Россия будет согласна хотя бы частично исполнять. Возможность неисполнения постановлений ЕСПЧ была узаконена еще в 2020 году только для исключительных случаев — для этого требовалось разрешение Конституционного суда.

Теперь же Россия будет игнорировать любые решения, вынесенные после 16 марта. Причем этот срок авторы законопроекта предлагают ввести задним числом.

Это законно?

По Конвенции — нет. Россия обязана исполнить все решения ЕСПЧ о нарушениях прав человека, совершенных до момента денонсации Конвенции или выхода из Совета Европы (СЕ) — даже если на рассмотрение таких жалоб уйдет еще много лет.

Комитет министров СЕ исключил Россию из состава организации 16 марта, но определил условия выхода, по которым окончательно жаловаться в ЕСПЧ можно на те нарушения, которые произойдут в течение полугода после исключения — то есть, до 16 сентября. Рассматривать такие жалобы ЕСПЧ может сколь угодно долго — ограничений по срокам вынесения решений для него нет.

Российский МИД за день до исключения объявил о намерении выйти из СЕ на собственных условиях. Исходя из письма МИД и требований Конвенции, даже добровольно Россия могла выйти из Совета Европы не раньше сентября 2022 года. Этот минимальный срок и закрепил Совет Европы решением об исключении России.

Но в пояснительной записке к законопроекту о прекращении Россией своих обязательств с 16 марта говорится, что в Совете Европы вообще не имели права «формально-принудительно» исключать Россию из организации и диктовать условия выхода.

Поскольку в Конвенции они прописаны лишь на случай, если Комитет министров сам предложит государству покинуть организацию в связи с грубыми нарушениями Устава. России таких предложений не поступило. Авторы российского законопроекта, судя по их пояснениям, сочли это поводом вообще не выполнять правила «развода».

После 16 марта ЕСПЧ вынес уже около трех десятков постановлений по делам против России, следует из электронной базы его решений. До 16 сентября их количество может увеличиться более чем втрое. Рассмотрения ЕСПЧ ожидают, в том числе, масштабные межгосударственные жалобы Украины против России.

Исходя из законопроекта, исполнять все эти решения действующая власть в России не собирается.

Несмотря на то, что отказ исполнять решения, вынесенные ЕСПЧ после 16 марта 2022 года, еще не узаконен, де факто он уже действует, убедилась Би-би-си.

Это видно, например, по аналогичным решениям ЕСПЧ о приостановке экстрадиции белорусов. 39-е правило ЕСПЧ позволяет приостановить выдачу человека, если на родине им угрожают пытки и угрозы жизни и здоровью.

На основании применения этого правила ЕСПЧ 11 марта прокуратура России уже в конце апреля выпустила из СИЗО белоруса Ивана Саутина. Но аналогичное решение в отношении его земляка Михаила Зубкова, принятое ЕСПЧ в мае, российские правоохранители проигнорировали и выдали Зубкова в Беларусь.

Что с выплатами?

Выплачивать компенсации заявителям по решениям ЕСПЧ, вынесенным до 16 марта, авторы законопроекта предлагают до 1 января 2023 года. По сути, это не гарантирует, что все компенсации будут выплачены. Руководитель международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев отмечает, что пробуксовка с выплатами происходит уже сейчас, ряд заявителей по делам, присужденные до 16 марта компенсации до сих пор не получили, хотя все сроки для выплат уже прошли, говорит он.

10 мая департамент исполнения решений ЕСПЧ Совета Европы опубликовал на своем сайте сообщение о том, что заявители, чьи дела против России суд в Страсбурге уже рассмотрел, могут продолжать предоставлять Комитету министров информацию о ходе исполнения судебных решений, включая выплату компенсаций.

Однако, контроль за этим процессом теперь может быть рассчитан лишь на далекое будущее.

Что с пересмотром приговоров?

Законопроект также предлагает исключение упоминаний ЕСПЧ из всех российских процессуальных кодексов. Сейчас они обязывают российские суды пересматривать приговоры и другие решения по делам заявителей, если ЕСПЧ признал их нарушающими Конвенцию.

Россия готовит закон об отказе исполнять решения ЕСПЧ. Что это изменит?

Эту обязанность, впрочем, суды в России зачастую выполняют формально, отказываясь отменять приговоры — в том числе, по громким политическим делам, которые в Страсбурге признаны несправедливыми. Однако в целом механизм пересмотра в России пока действует. Его внедрение в российское законодательство было сложным и стало крупной победой правовой системы России. Теперь же это достижение будет полностью аннулировано.

При этом, как отмечает Коротеев, законодатели, исключив пересмотр на основании решений ЕСПЧ, не включили в число таких оснований решения Комитета ООН по правам человека, несмотря на то, что Конституционный суд РФ подтверждал соответствующую силу решений Комитета ООН.

Но и это еще не все. Парламентарии предлагают вычеркнуть из законодательства даже общие ссылки на практику ЕСПЧ. Сейчас базовая статья российского закона о компенсации за судебную волокиту требует от судов определять ее «с учетом принципов разумности, справедливости и практики ЕСПЧ» — то есть, опираясь на конкретные решения с четко указанными суммами выплат. После принятия поправок опираться суды будут лишь на абстрактные принципы «разумности и справедливости».

Заключенные в СИЗО потеряют возможность беспрепятственно жаловаться в ЕСПЧ — сейчас закон запрещает подвергать цензуре такие жалобы.

Теперь цензуру запретят для жалоб в некие «межгосударственные органы по защите прав и свобод человека в соответствии с международными договорами Российской Федерации» — названия таких органов вместо четко указанного в законе ЕСПЧ в законопроекте не указаны.

Кто будет участвовать в рассмотрении дел против России?

Представлять правительство в делах по жалобам против России, которые продолжает рассматривать ЕСПЧ, уполномочена генеральная прокуратура.

Но генпрокурор Игорь Краснов еще в апреле заявил, выступая в Госдуме, что его ведомство прекратило взаимодействие со Страсбургом. В ЕСПЧ однажды это уже приводило к переносу слушаний, однако в целом отсутствие стороны государства-ответчика в процессе не мешает суду рассматривать дело.

По правилам ЕСПЧ, в составе палаты по рассмотрению дела против какого-либо государства есть судья, избранный от этой страны. Однако соблюдать его в российских делах уже получается не всегда.

В одном из самых громких политических дел — об «иностранных агентах» (по жалобам ряда НКО на нарушение прав человека законом об «иностранных агентов» и его применением) самоотвод взял и постоянный российский судья Михаил Лобов, и все трое «запасных» российских судей, список которых специально утвержден ПАСЕ на случай необходимости замены.

Судьи Андрей Бушев, Ольга Ведерникова и Бахтияр Тузмухамедов в дело также не вступили. В итоге вместо российского судьи рассматривать дело «иноагентов» будет судья с Кипра Георгиос Сергидес.

Между тем, на сегодняшний день мандат российского судьи ЕСПЧ Лобова остается в силе. Отозвать его Россия не вправе.

Что говорят эксперты?

Кирилл Коротеев из «Агоры» считает, что правовых оснований для внесенных законопроектов у России нет, а есть лишь «политическая обида» за исключение из Совета Европы.

Четких формальных оснований в Конвенции для исключения действительно не было, так что решение Совета Европы тоже было политическим, считает эксперт, попросивший об анонимности. Но у России нет права отказываться от исполнения решений ЕСПЧ задним числом, и к тому же до денонсации Конвенции, подтвердил он Би-би-си.

Попытку российских парламентариев урегулировать таким образом «развод» с ЕСПЧ собеседник Би-би-си считает «имитацией законности», предпринятой на всякий случай для размывания персональной ответственности за действия в России в будущем.

«Ожиданий, что действующие российские власти будут исполнять решения ЕСПЧ и сейчас нет», говорит Коротеев. Но подчеркивает, что обязанность исполнить решения у России остается, и учитывая инфляцию в Европе, суммы компенсаций с учетом процентов вырастут многократно к моменту выплаты, которая, по его мнению, рано или поздно наступит.

Перспектива выплат по решениям ЕСПЧ может в итоге повторить историю с выплатой СССР царских долгов, говорил ранее Би-би-си еще один специалист по международному праву.

«Даже если жалоба против России была подана много лет назад, заявителям в случае принятия этих законопроектов, придется ожидать исполнения постановлений по своим делам неопределенно долгий срок», — подтверждает юрист-международник Татьяна Глушкова.

Глушкова и Коротеев считают, что новые законопроекты, касающиеся взаимодействия с ЕСПЧ, нарушают и Конституцию России.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.

*