«От лайка до бутылки с зажигательной смесью один шаг»: Московские силовики объяснили педагогам, как нужно работать с детьми



Фотобанк Moscow-Live / Светлана Пашкульская

 

 
 

30 марта для московских учителей власти провели онлайн-конференцию. В ней приняли участие полицейский, отвечающий за работу с несовершеннолетними, анонимный сотрудник Центра «Э» МВД (по борьбе с экстремизмом) и член общественного совета при столичном управлении МВД. На конференции затронули темы мониторинга соцсетей и ранней профилактики участия подростков в несогласованных акциях. Подробности конференции, прошедшей на платформе Facecast, и фрагменты с выступлениями силовиков приводит «Медиазона».

Организатором конференции «Комплексная профилактика рисков и вызовов подростковой среды» выступил психолого-педагогический центр департамента образования и науки Москвы. Участие в ней было для педагогов обязательным, отмечает издание.

Сотрудник отдела организации деятельности участковых уполномоченных и инспекторов по делам несовершеннолетних Игорь Гусаров рассказал учителям, что во время проведения акций совместно с министерством спорта силовики хотят «устраивать какие-либо мероприятия», например, «зарядку» с участием стражей порядка.

По поводу участия несовершеннолетних в акциях в поддержку оппозиционного политика Алексея Навального Гусаров сказал, что «были выявлены случаи, когда школы пытались скрыть факты». Через соцсети силовики нашли несовершеннолетних, которые расклеивали баннеры в поддержку Навального и раздавали листовки об акциях.

«Школа это умалчивала, благодаря социальным сетям и оперативно-разыскным мероприятиям данные граждане были установлены, привлечены к административной ответственности», — добавил полицейский.

Также через соцсети нашли и привлекли к ответственности несовершеннолетних, которые участвовали в протестах. Гусаров отметил, что последствия такого участия «бывают печальными» — подростки получают травмы на митингах.

«Почему большое количество несовершеннолетних на несогласованных акциях? Потому что ими очень легко манипулировать: ему сказали идти — он пойдет, не зная, согласованное, несогласованное [мероприятие], он просто пойдет», — сказал Гусаров, призывая педагогов жестче контролировать школьников.

Он также заявил, что 70% задержанных на этих протестных акциях — молодые люди в возрасте 16-17 лет. Эти данные сильно расходятся с информацией из независимых источников. Социальный антрополог из РАНХиГС Александра Архипова и экономист и политолог из ВШЭ Алексей Захаров, анализировавшие данные волонтеров «Белого счетчика», опросивших 360 человек на Пушкинской площади 23 января, пришли к выводу: несовершеннолетние составляли лишь 4% от числа участников протеста, а молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет — 25%.

Ведущая конференции Нина Середенко согласилась, что школы в ряде случаев «не информируют органы полиции». В частности, это касается ситуаций, когда ученики отсутствуют на занятиях.

МВД за тотальный контроль, так как «экстремизм зарождается на кухне»

Нина Середенко предоставила слово сотруднику центра «Э», которого не назвали по имени. Он скрыл лицо от других участников конференции, а голос «эшника» был изменен.

Оперативник заявил, что подростки сами не знают, зачем выходят на митинги, а те, кто через соцсети зовет их на улицу, о них совсем не беспокоятся. Силовик добавил, что «воздействие на детвору» — это «некие особенности того, что мы сейчас переживаем», влияние цифрового мира и «социальных передряг» при пандемии.

Полицейский призвал педагогов активно бороться с любыми неформальными движениями, а также с инакомыслием. «Сейчас делить «колумбайн», протестные движения, националистические, религиозные и так далее — не очень актуально, на самом деле источники и факторы-то одни и те же, и тут вопрос, как и о чем с ними говорить. … ] На самом деле, очень сложная история, потому что у нас в первую четверть он националист, во вторую четверть он околофутбольный болельщик, потом опять националист, потом все лето он, значит, АУЕ в деревне, потом он возвращается и все это по кругу начинается заново. Его пытливый ум и буйный нрав [надо] чем-то занимать и о чем-то говорить», — пояснил сотрудник Центра «Э».

Он призвал отслеживать в соцсетях даже «лайки» детей. Потому что «от лайка до бутылки с зажигательной смесью один шаг». «Я не пугаю никого, оно так на самом деле и есть», — добавил для большей убедительности анонимный сотрудник Центра «Э», не приводя каких-либо фактов и аргументов.

По мнению силовика, слежка и другая профилактическая работа должна вестись с более раннего периода во взаимодействии правоохранительных органов с педагогическим составом и с родителями: «потому что зачастую экстремизм зарождается на кухне».

Полицейский также добавил, что автономная некоммерческая организация развития туризма и отдыха «Время героев» при участии сотрудников центра «Э» готовится выпустить «некое методическое пособие для педагогов и родителей про то, что на самом деле есть и каким образом это нужно профилактировать».

Следующим спикером стал член общественного совета при столичном управлении МВД и лидер движения «Гражданин» Юрий Шаркович. Он в своем выступлении вспомнил о подростках, которые участвовали в митингах четыре года назад, но не могли объяснить, почему вышли на акцию. «Работа по предотвращению таких пагубных проявлений должна происходить не сбоку, не сверху, а изнутри, непосредственно из тех кластеров, в которых вращается подросток», — сказал Шаркович.

Он пояснил, что под кластерами подразумевает образовательные учреждения и социальные сети. А в качестве примера усиления контроля за подростками Юрий Шаркович привел работу колледжа полиции в Москве, в котором учащиеся «занимаются общественным мониторингом, в том числе и социальных сетей подростков, которые находятся с ними в тесном контакте или просто находятся в образовательном учреждении».

«Многие знаете как скажут: это ученический стукачок, иногда слышим такое выражение. Важно понимать — нет, это люди, которые способны предотвратить суицид, это люди, которые способны предотвратить соответствующую вовлеченность в пагубные сообщества», — пояснил Юрий Шаркович.

«Опасный» молодежный сленг

Юрий Шаркович также призвал обращать внимание на терминологию, которую используют подростки. «Немногие знают, что такое кринж, что такое «рафл», что такое 4:20 и так далее. Это названия, которые сигнализируют о вовлеченности подростков в определенную среду, и об этом необходимо сигнализировать заранее», — сказал Юрий Шаркович.

Спорить с записанными заранее выступлениями силовиков никто из слушателей не стал, а к общественнику у некоторых педагогов все же возникли вопросы. «Дети не должны нести такую ответственность за других детей, — написала педагог-психолог Елена Лажинцева.

С ней согласилась завуч школы N 814 Светлана Михайлова: «К подобной работе нельзя привлекать несовершеннолетних. Совершеннолетних волонтеров — да!»

Юрий Шаркович заявил в ответ, что ученики полицейского колледжа занимаются таким же безобидным делом, как и некоторые дети на игровых площадках. «Когда я говорил о молодежи и подростках, которые занимаются таким мониторингом в рамках ученического самоуправления, я не говорил о целенаправленной деятельности. Я специально говорил, что они не должны осуществлять деятельность оперативных подразделений. Это обычное сарафанное радио: если в нашем с вами детстве ребенок на детской площадке услышал, что какой-то другой ребенок хочет ударить кошку, то он подошел к воспитателю и сказал. Сейчас детская площадка — это информационная среда, в которой точно так же распространяется информация, на которую ребенок может среагировать и, естественно, помочь своему соученику, предоставив информацию педагогу», — пояснил общественник.

Другой спор в комментариях разгорелся по поводу молодежного сленга. «Почему говорить «позитивный контент» нормально, а «кринж и рофл» — сигнал об опасности? Те же самые англицизмы. Это не двойные стандарты?» — спросил слушатель под ником zil.

«Очень приятно, что многие знают… Не буду расшифровывать те слова и пагубное влияние, которое они несут, но за ними скрываются как понятие издевательств над детьми, так и вовлечение детей в противоправные сообщества. Поэтому мониторинг такого проявления крайне важен», — сказал Юрий Шаркович.

Слово «кринж» произошло от английского глагола to cringe (умереть от стыда, испытывать отвращение). Первыми это понятие стали использовать геймеры, а потом и более широкие слои интернет-сообщества. По смыслу неологизм напоминает выражение «испанский стыд». Часто слово «кринж» употребляется для обозначения интернет-контента низкого качества, вызывающего стыд или отвращение.

«Рофл» — это акроним, то есть аббревиатура, образованная из первых букв выражения на английском языке — Rolling On the Floor Laughing (кататься по полу от смеха). В английском языке используется аналогичная аббревиатура, которая в русском языке стала обозначать истерический смех. От этого неологизма произошел и глагол «рофлить». Он близок по значению глаголам «троллить» и «издеваться».

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*