Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера


Сегодня, 06:54

Просмотров: …

Без памятников Ленину, но с самой высокой коррупцией среди бывших советских республик и двойным курсом валют

Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера

Несколько узбекских городов входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Здесь практически ничего не изменилось за 100 лет. Фото: А. Черняхова

Полгода назад, 2 сентября 2016 года, Узбекистан потерял своего бессменного с момента независимости (1991 г.) лидера Ислама Каримова. По сути то, что из себя представляет сегодняшний Узбекистан, это наследие Каримова, который правил страной 26 лет. И первое впечатление, которое возникает, когда находишься в этой стране, — сравнительно недолгое советское прошлое мало зацепило Узбекистан. 

О советском наследии здесь нынче напоминают разве что панельные дома в спальных районах Ташкента. Непонятно каким образом эта по настоящему восточная страна вообще попала в состав СССР. Ведь Узбекистан всегда был частью совсем другого мира: входил в состав Персии, и даже сейчас больше похож на Иран, чем на бывшую советскую социалистическую республику.

Сейчас нигде не встретишь никаких упоминаний о Ленине, коммунистах и пионерах. Узбекский язык перешел на латиницу, а на вместо советских памятников на постаментах появились монументы среднеазиатскому тюркскому полководцу и завоевателю Тамерлану. Этот узбекский национальный герой, также известный под именем Тимур, в XIV веке создал одну из величайших империй всех времен, которая занимала территории от Индии до Турции и Саудовской Аравии. После одного из своих походов в Индию Тамерлан пригнал сотни слонов, которых использовали для строительства знаменитой мечети Биби Ханым в Самарканде, которая до сих пор является одним из любимых туристических мест в городе.

Проезд в городском автобусе в Ташкенте — $0,17, в музеи и архитектурные комплексы — $1—10.

Величественная история страны осталась в прошлом. А настоящее, особенно после смерти Ислама Каримова, неопределенно. Очевидно, что Узбекистан является самой бедной бывшей республикой СССР и одной из беднейших в мире, где ВВП на душу населения составляет $1856. Для сравнения — в Украине в 2015 году он составил чуть больше ($2000). Жилье с завтраком с огромными порциями здесь можно найти за $20—25. Проезд в такси (а таксуют здесь все, у кого есть машины) на расстояние в 20 км стоит всего $2—3. Проезд в городском автобусе в Ташкенте — $0,17, а полноценный обед из большой порции плова, чая, хлеба и салата стоит $2—4. Вход в музеи и архитектурные комплексы обойдется в $1—10.
Едва ли не лучший способ прокормить семью — отправить хотя бы одного члена на заработки в Россию. Но и там из-за санкций в последние годы дела обстоят плохо, сетуют узбеки. Альтернатив дома немного. С бизнесом в Узбекистане тяжело, коррупция зашкаливает (по оценке международной организации Transparency International страна занимает 166-е место из 175, то есть входит в десятку самых коррумпированных в мире), а все крупные предприятия находятся в руках людей, приближенных к семье президента, а сейчас к близким новому лидеру Шавкату Мирзиееву. Большая часть населения занимается сельским хозяйством. Едва ли не главная статья доходов бюджета — от выращивания хлопка. На его сбор, как и в советские времена, сгоняют студентов, школьников и даже военных.

«Норма — 40—50 килограммов в день, ученикам меньше, студентам больше. Хочешь откупиться от обязательной отработки — плати взятку. Часто бывает, что люди нанимают кого-то вместо себя на хлопок. Ну не бросать же домашнее хозяйство на время сбора урожая!» — рассказал нам водитель в Самарканде. Кстати, за использование детского труда на сборе хлопка Узбекистан нещадно критикует ЮНИСЕФ, но это пока не дало результатов. Не меньше удивляет приезжих и два курса валют — официальный, по которому меняют деньги в банках, и черный, по которому фактически живет вся страна. Последний в два раза выше, чем первый. Незнающие о такой особенности иностранцы при обмене денег в банках теряют немало, а также оказываются в непонятном положении при заселении в отель — ведь на международных сайтах бронирования отелей вроде booking.com цены указаны в долларах по официальному курсу. На месте оказывается, что за номер придется платить чуть ли не в два раза дороже, по черному курсу.

Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера

Бухара. Днем на узких улочках старого города мало людей.

ДРЕВНИЕ ГОРОДА ИЗ СКАЗКИ

Еще задолго до Персии, в доисламские времена, Узбекистан был частью буддийского Кушанского царства (период расцвета приходится приблизительно на 105—250 годы н. э.
), которое занимало также часть Индии, Пакистана, Афганистана и Китая. С тех далеких времен рядом с городом Термез сохранились древние мечети и дворцы, а также развалины старых буддийских городов возрастом более двух тысяч лет.

Старинные города Самарканд, Бухара, Хива и сейчас напоминают сказки «Тысячи и одной ночи». Здесь практически нетронутыми сохранились старые города с узкими извилистыми улочками и резными дверями. Организация жизни здесь как во всех восточных странах: большие частные дома, обращенные на улицу глухими стенами, потрясающие уютные внутренние дворики с деревьями и фонтанчиками внутри. Исторический центр Бухары, центр города Шахрисабз, так называемый перекресток культур Самарканд наряду с историческим внутренним городом Ичан-Кала в Хивы являются частью списка ЮНЕКСО памятников Всемирного наследия.

Самарканд вообще один из древнейших существующих городов мира, основан в VIII веке до н. э., как Рим. Древним грекам Самарканд был известен как столица древнейшего государства Согдиана. Именно здесь проходил со своими войсками в 328 году до н. э. Александр Македонский, следуя в манившую его Индию. В этих местах он женился на дочери местного князя по имени Роксана.

Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера

Узоры. Орнаменты, которые украшают дома и религиозные сооружения, складывались много веков.

РУССКИЙ ЗАБЫЛИ: НИ «ПРИВЕТ», НИ «СПАСИБО»

Узбеки — мягкие и весьма ироничные люди. После общения с ними истории о Ходже Насреддине покажутся вам вполне реальными. По легенде, Насреддин жил в средневековой Бухаре. Здесь ему поставили памятник, у которого с удовольствием фотографируются и туристы, и местные жители. 

Будьте готовы к разговорам о политике и к тому, что многие узбеки пребывают под влиянием российского телевидения, а значит, смотрят на события в Украине с соответствующей точки зрения. Несмотря на то, что многие служили, учились или работали в нашей стране, очевидно, что они так же далеки от понимания украинских реалий, как средний украинец — от тонкостей узбекской политики. Но даже в дискуссиях на политические темы удивляет, что узбеки не спорят и ничего не доказывают. Они задают вопросы и очень внимательно слушают, даже если то, что вы говорите, кардинально противоположно тому, что они слышали годами. Наверное, такими и есть настоящие люди Востока — взвешенные и уважающие любую точку зрения.

Несмотря на советское прошлое, русский язык за пределами Ташкента и Самарканда знают далеко не все, особенно если речь идет о молодежи. Еще более удивительно, что на русском совсем не говорят и старики из глухих деревень. Они не знают даже «спасибо» или «добрый день»! Несколько таких очень колоритных бабушек, которые, скорее всего, родились, выросли и даже ушли на пенсию еще при СССР, мы встретили на базаре в Хиве. Спрашиваем, можно ли их сфотографировать, пытаемся общаться, но в ответ получаем только улыбки и непонятные нам слова. «Они из деревни, по-русски не умеют», — участливо объясняет случайный прохожий.

Продавцы в магазинах будут показывать вам цену на калькуляторе, не умея выговорить цифры на русском, а на базаре будут звать соседей, говорящих по-русски. При этом многие бабушки на рынке сувениров в Бухаре могут бойко торговаться с иностранцами на английском и французском. А российские туристы, которые бы заставили их выучить язык Пушкина, как правило, не доезжают в Узбекистане дальше Самарканда.

Мадина, сотрудница небольшого отеля, в котором мы остановились в Бухаре, выглядит задумчивой, когда узнает, что мы приехали из Украины. Она этническая иранка, которых немало в Бухаре, говорит на фарси, английском и узбекском, но очень плохо — на русском. Но вздыхает с облегчением, узнав, что мы говорим на английском. Кажется, что мы находимся не в бывшей советской республике, а в пока неведомой нам экзотической стране.
Самое популярное времяпровождение узбеков после посиделок в чайханах — это рукоделие. Узбекистан — рай для любителей ручной работы. Кроме текстиля здесь делают свой шелк и даже бумагу из шелка, вырезают из дерева все, включая громадные двухметровые двери. Делают куклы, вышивают золотом, создают уникальную керамику и чеканят на меди, вяжут, шьют из кожи, делают музыкальные инструменты и уникальные украшения. Отдельный жанр — изготовление уникальных ножниц с ручками в форме диковинных птиц и животных. Многие мастерские работают прямо в центре старых городов, например, в историческом центре Хивы, где можно наблюдать за процессом и даже пройти мастер-класс.

Но стоит учитывать, что узбекские банковские карточки не подключены к международным системам оплаты MasterCard и Visa. А это значит, что ими нельзя платить нигде, кроме Узбекистана. Поэтому владельцы отелей часто просят постояльцев оплатить абонплату за систему бронирования в интернете взамен на наличные.

Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера

Жители. Старожилы совершенно не знают русского языка, как будто и не жили при СССР.

КУХНЯ: В КАЖДОМ ГОРОДЕ СВОЙ ПЛОВ ИЗ ОСОБОГО РИСА

Узбекские ковры — это даже не искусство, это национальное достояние. И если ковры ассоциируются у вас с безвкусными изделиями советской эпохи, то точно стоит пройтись по ковровым рядам на узбекских базарах. Обилие цветов, узоров и материалов поражает воображение и создает стойкое впечатление, что в Украину почему-то попадали только самые убогие дизайны.

Отдельная тема сюзане — ручная вышивка по хлопку или шелку с изображением местной символики от фруктов до геометрических орнаментов. Их, в основном, вешают на стены или используют как покрывала. Как и украинские рушники, в древности каждая девушка обязана была вышить сюзане, которое становилось частью ее приданого.

Нельзя не упомянуть и главное национальное блюдо, которое можно считать своеобразным произведением искусства. Это плов, который здесь называют ош. Пробовать его стоит в каждом городе, через который пролегает ваш маршрут. И необходимо приготовиться к тому, что они будут очень разными. Плов в Ташкенте и плов в Бухаре будет так же сильно отличаться друг от друга, как и от плова в Хиве. Как и борщей — не бывает двух одинаковых пловов. Неизменно одно — качественный рис (часто используют красный рис девзира, совершенно неизвестный за пределами Центральной Азии), два вида моркови — красная и желтая, приправа зира и мясо, которое в Узбекистане принято готовить отдельно от риса с овощами.

А вот вино к плову надо еще поискать. Во многих городах действует сухой закон (в частности на территории консервативной Ферганской долины), в других алкоголь продается только в нескольких магазинах.

Восторгаться всем узбекским великолепием лучше весной, с апреля по май, или осенью, с октября по ноябрь. В конце мая в Узбекистане уже можно купить абрикосы, сливы и даже небольшие спелые дыни, а также попробовать их традиционный сок из шелковицы.

Чем живет Узбекистан после смерти своего бессменного лидера

Гордость. Ковры — это даже не искусство, а национальное достояние.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.

*